Manfredi S.p.A. – делать Невозможное – возможным

ГлавнаяКаталогНовостиСхема проездаДоставкаСервис и запчасти

Отец Giorgio Manfredi - основатель компании

Революцией в зуботехническом деле стало

появление хром-кобальтовых сплавов, однако,

для их плавления требовались новые машины.

Мой отец решил эту проблему, используя принцип

электромагнитной индукции, и в 1957 году компания создала свою первую электрическую индукционную литейную машину.

 

 Manfredi S.p.A. – делать Невозможное – возможным

 

На севере Италии, недалеко от французской границы находится компания, продукция которой с 70-х годов с успехом применяется в России – Manfredi S.p.A. Семейная компания, в которой трудится уже третье поколение как владельцев, так и сотрудников – основательная, с традициями не только производства, но и непрерывного улучшения своих продуктов и хорошей репутацией среди потребителей.

Как удается компании выдерживать конкуренцию в течение десятилетий? В чем секрет оборудования, выполняющего в общем-то стандартный набор функций, необходимых в зуботехнической лаборатории?

Об истоках высокого качества продукции, базирующегося на многолетнем опыте и постоянных реновациях, редакции DL рассказал владелец компании –

г-н Giorgio Manfredi.

 

Giorgio Manfredi

DL: Расскажите, пожалуйста, об истории компании Manfredi.
G. Manfredi: Наша компания была основана в 1934 году моим отцом, который начал свою деятельность в производстве машин для сталелитейной промышленности.
После Первой Мировой войны нержавеющая сталь стала использоваться повсеместно, в том числе и в зуботехнических работах. Как известно, до 1920 года для этих целей использовали в основном золото. Однако, оно было дорого, и позволить себе золотой зубной протез могли лишь немногие. Сталь же была гораздо дешевле – именно поэтому мой отец начал собственное производство с двух машин для плавки нержавеющей стали, оснащенных ручной центрифугой. Практически сразу же (меньше чем, через год) он стал производить еще и литейные печи. По современным понятиям это были достаточно примитивные машины, но нужно помнить о том, что в то время такой профессии, как зубной техник в сегодняшнем понимании фактически не существовало: это были «универсалы», которые не только изготавливали зубные протезы, отправляли их по почте заказчикам, но и занимались большим количеством других дел – как Фигаро, они делали для врача почти все.

Для придания формы материалу они использовали паяльные трубки, газ и горелку. Вначале металл плавился при помощи паяльной трубки. Затем сверху плавильной камеры помещалась половинка обычной картофелины и крепко прижималась. Из-за высокой температуры содержащаяся в картофеле влага немедленно испарялась, водяной пар давил на расплавленный металл и выталкивал его из плавильной камеры. Сегодня это звучит скорее как шутка, но это – правда. Такой метод обработки подходил для золота (золото – легкотекучий металл), но совсем не подходил для стали, которая требовала новых технических решений, вскоре найденных моим отцом и его сотрудниками.

После Второй Мировой войны появились акриловые пластмассы и хром-кобальтовые сплавы – я всегда говорю, что американские солдаты принесли их в Европу одновременно с нейлоновыми чулками и жевательной резинкой (улыбается). Это стало революцией в зуботехническом деле, потому что благодаря новым технологиям протезы стали значительно дешевле и, стало быть, доступнее для широких слоев населения. Проблема состояла в том, что для плавления хром-кобальтовых сплавов требовались новые машины. Мой отец стал пытаться решить эту проблему, используя принцип электро-магнитной индукции, и к 1957 году компания создала свою первую электрическую индукционную литейную машину. Вначале отец планировал произвести всего десять таких машин – по числу крупных итальянских зуботехнических лабораторий, которые тогда работали с металлокерамикой. Однако вышло по-другому: мы развернули масштабную торговлю сперва в Италии, затем в Европе, а потом и по всему миру. Наше оборудование продается повсюду. Мы работаем более чем в восьмидесяти странах.

И еще немного истории. Я стал помогать отцу на фабрике, когда мне исполнилось двадцать, а в двадцать шесть я уже фактически сам управлял ей с помощью братьев, которые до сих пор работают вместе со мной. Несколько лет назад к нам присоединился мой сын, четыре года назад закончивший школу бизнеса. На нашей фабрике работает уже третье поколение сотрудников. Все мы работаем с полной отдачей.

 

DL: То есть, с первых дней основания у компании Manfredi был инновационный подход к разработке новых продуктов, будь то индукционные плавильные машины или лазерные установки для различных нужд?

G. Manfredi: Да. Мы всегда стремились держать планку технологий как можно выше. И сегодня мы стараемся доказать покупателям, что важна не только цена, но и то, какое именно оборудование они приобретают. Я всегда говорил сотрудникам, что сегодня главным отличием наших товаров должны быть качество и сервис. На качество Manfredi, я думаю, пожаловаться не может никто (улыбается). Однако обучение большого количества людей, которые приходят на фабрику, чтобы научиться пользоваться нашим оборудованием, требует вложений. Легко снизить цену и сказать: отлично, но теперь, когда у вас возникнут проблемы, разбираться с ними будем не мы, а вы сами. Вы не можете себе представить, сколько фирм сегодня не предлагает никакого сервисного обслуживания. У нас же на случай возникновения вопросов есть четыре специально подготовленных сотрудника технической поддержки, способных оказать помощь по телефону, и каждый из них владеет восьмью-девятью иностранными языками, потому что наши клиенты проживают по всему миру, и мы должны быть способны наладить с ними контакт.

 

DL: Сколько человек в месяц в среднем проходит у вас обучение?

G. Manfredi: Каждый месяц мы формируем одну или две группы по 15-20 человек, которых мы стараемся распределить по языковой принадлежности – кто-то говорит на итальянском, испанском, португальском, французском, русском языках…

 

DL: Российские специалисты тоже посещали фабрику?

G. Manfredi: Да. У нас были слушатели из России, Беларуси, несколько человек из Узбекистана, других стран. Каждый год мы привозим один учебный курс в Россию. В Италии мы проводим курсы на английском языке (они наиболее популярны), один-два на французском и японском, по необходимости – на испанском. Это основные языки, с которыми мы работаем, они позволяют нам охватить практически весь мир. Мы можем провести курс также на китайском и арабском языках, но при помощи переводчика.

 

DL: Как Вы думаете, в каком направлении будет развиваться отрасль?

G. Manfredi: Как раз сегодня утром я обсуждал с коллегой будущее зуботехнических лабораторий. Сегодня – когда многое в работе доверяется автоматике и зависит от работы новейших приборов (например, от результатов сканирования), роль зубного техника возрастает как никогда – теперь он не только технический исполнитель, а больше – художник, творец, тогда как его знания и навыки принадлежат одновременно ученому и врачу. Он должен превосходно разбираться в медицине и морфологии, понимать, к каким последствиям может привести допущенная ошибка, хорошо ориентироваться в различных материалах. Только представьте себе, если зуботехническая лаборатория работает с пластичными, акриловыми, керамическими, гипсовыми, металлическими, сва-рочными материалами – каким колоссальным опытом должен обладать зубной техник, чтобы выбрать именно тот, который подходит в данном конкретном случае. Даже сегодня я сталкиваюсь с ситуацией (речь, конечно же, не идет о крупных организациях) когда один человек выполняет всю работу от начала и до конца. А сколько людей на самом деле имеют для этого достаточный опыт ремесленника, ученого и художника одновременно? Очень немногие. А ведь кроме этого они должны разбираться в информационных системах, обладать знаниями специалиста в области информатики или электроники…

Ну и, конечно, наша компания должна идти в ногу с теми задачами, которые ставят перед нами профессиональные потребности зубных техников, прогресс науки и техники, но в то же время нам следует быть очень осторожными при внедрении нового, иногда необходимо подождать и проверить, что будет происходить с тем или иным материалом с течением времени. Сейчас таким перспективным материалом является цирконий. Теоретически мы можем сделать машину для работы с ним, разработать соответствующую технологию, но существует столько моментов, которые необходимо учесть, что пока еще рано говорить о реальных результатах.

 

DL: Но вы можете создать такую установку?

G. Manfredi: Да, можем. Сегодня технологии позволяют создать многое из того, что раньше казалось невозможным. Основа уже существует, существует сканирование, доступны необходимые технологии. Мы должны объединить и применить их – и мы к этому готовы. Когда решение принято, мы можем действовать очень быстро, но на сегодняшний момент без ответа остается еще слишком много вопросов. Даже с точки зрения медицины возникают некоторые сомнения, поэтому мы заняли выжидательную позицию.

Прошлое компании Manfredi

Настоящее компании Manfredi

DL: А как Вы видите будущее свой компании?

G. Manfredi: Оно внушает мне оптимизм (улыбается). Мне кажется, многолетний опыт разработок и производства оборудования, всегда опережающего свое время, говорит сам за себя. Наша компания уже столько лет предоставляет оборудование для зуботехнических лабораторий по всему миру, что это служит своеобразной гарантией нашим прошлым, сегодняшним и будущим потребителям: они знают, что приобретая оборудование, он получают не только сам прибор, но и преемственность традиций качества и сервисного обслуживания.

 

 Сегодня – когда многое доверяется автоматике,

роль зубного техника возрастает как никогда –

теперь он не только технический исполнитель,

а больше – художник, творец,

тогда как его знания и навыки

принадлежат одновременно ученому и врачу.

 

К сведению:

Компания Manfredi

Г-н Giorgio Manfredi – президент одноименной компании, хорошо известной российским специалистам своими технологиями титанового литья.

История компании начинается в 1934 году, когда была основана компания SAED, преобразованная в 1969 году в компанию Manfredi по фамилии ее владельцев.

Принято считать, что основным продуктом фирмы являются литейные машины. Безусловно, репутация фирмы в этом сегменте весьма убедительна, будь то инновационные системы индукционного литья или классические установки с системой открытого огня для различных стоматологических сплавов и материалов.

Компания Manfredi

 Большое количество инновационных технических и конструкторских решений в области работы с титаном еще  больше укрепляет позиции компании Manfredi на современных конкурентных рынках. Одним из своих самых перспективных продуктов сегодня компания считает систему EASYTI – простую и дешевую технологию изготовления протезов из чистого титана.

За последние несколько лет фирма Manfredi выпустила ряд интересных технических новинок, среди которых нельзя не отметить лазерные сварочные системы, которые помимо прочих своих достоинств позволяют производить сварку металлических элементов съемных ортопедических конструкций в собранном виде без отсоединения акриловых компонентов.

Кроме стоматологического оборудования компания Manfredi производит также ювелирное литейное и сварочное оборудование.

Свою продукцию фирма экспортирует более чем в 80 стран мира.

Manfredi – одна из первых европейских стоматологических компаний, получившая (в 1997 году) сертификат качества ISO 9001, который выдается Германским институтом TUV. В 1999 году компания получила сертификат ЕС Скандинавского института NIOM на стоматологические изделия из чистого титана.

 Материал любезно предоставлен редакцией газеты Dental Life (№ 6 - 2007).

Версия для печати

 
заказать
вызвать

Режим работы офиса

Тел.: 8(495) 925-51-37
Факс: 8(499) - 145-79-54

Член Московской ТПП
Член Московской ТПП



  Торговый зал: г. Москва, ул. Тучковская, дом 4
Тел. (многокан.) (495) 925-51-37. Факс (499) 145-79-54.
 
Rambler's Top100